mig294 (mig294) wrote,
mig294
mig294

Category:

Б.Орлов: О фальсификациях истории Второй мировой и Великой Отечественной войн

Ну и опять же, раз начал репостить Орлова, не-находимого в ЖЖ, продолжу уж с его нижегородского аккаунта. Копипаст, ниже...





Наибольшее число неверной и откровенно искаженной информации в последние годы характерно при рассмотрении проблем, связанных с началом Второй мировой войны. В 2019 г., в связи с 80-летием начала Второй мировой войны на ряде новостных сайтов, явно ориентированных на сохранение оценок в духе интересов Польши, прибалтийских стран и западной элиты, на интернет-ресурсах были опубликованы статьи, в которых содержатся суждения мало соотносящиеся с исторической реальностью.

Так на сайте «Крым. Реалии» была опубликована статья «Как Сталин с Гитлером Европу делили: 80 лет Пакту Молотова-Риббентропа». Ее автор Ростислав Ходин открыто заявил, что «два тирана ‒ Адольф Гитлер и Иосиф Сталин ‒ в 1939 году стали союзниками и развязали Вторую мировую». Особо резкой критике он подвергает наличие секретных протоколов к подписанному в августе 1939 г. договору о ненападении между Германией и СССР (т.н. пакт Молотова–Риббентропа, или ставшим как пропагандистское клише пакт Гитлера–Сталина). Тем самым автор не учитывает, что практика заключения подобного рода договоров была характерна для абсолютно всех стран того времени. По этому поводу есть убедительные публикации. Так, ряд авторов отмечает, что в европейской и мировой практике до образования ООН в 1945 г. действовали нормы «старого» договорного права (delegata), которым соответствовали действия Москвы, включая 17 сентября 1939 г. и подписание протокола о разделе сфер влияния)[1]. Также следует учитывать, что согласно результатам секретного протокола к договору в состав Советского Союза вошли территории, которые были отвергнуты от него «силой оружия» в результате советско-польской войны 1920 г. по результатам Рижского договора. Это были территории Западной Украины и Западной Белоруссии («восточные крессы» по-польски). Известный отечественный историк А.Ф. Носкова в своих работах убедительно показывает крайне тяжелое положение украинского и белорусского национальных меньшинств на территории польского государства, которое составляло более 80% его восточных территорий[2]. Не случайным было и создание именно на территории «восточных крессов» крайне националистического, по своей сути фашистского, украинского националистического движения. Оно было вызвано, в том числе, действиями польских властей, направленных на насильственную полонизацию указанных территорий. Образование преступных – Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии нашло широкую поддержку местного населения. Весьма сомнительным представляется умозаключение автора статьи, согласно которому «массовые репрессии и депортации из украинской Галичины в Сибирь, которые начались после прихода Красной армии, указывают, что Сталин в сентябре 1939 года, скорее, имел целью передвижение границ, расширение границ советской империи». Необходимо иметь ввиду, что среди проживавших на этой территории жителей было огромное количество украинских националистов, которые вели террористическую деятельность. Из статьи совершенно не понятно почему же репрессии и депортации в ставших приграничных с Германией территориях являются свидетельством желания Сталина расширить «границы империи». Все-таки полагаю, что эти действия были обусловлены конкретной политической ситуацией.

В статье ни слова не говориться о характере существовавшего в Польше политического режима. Из содержания статьи получается, что как будто бы в 1939 г. было уничтожено демократическое государства. Конечно, в отечественной и зарубежной историографии ведутся дискуссии по этому вопросу. Однако это был явно диктаторский режим, имевший тесные контакты с фашистской Италией и нацистской Германией. Этот режим, вне всякого сомнения, испытал на влияние фашизма.

Во второй период своего правления (1930–1935 гг.) польский диктатор Пилсудский предпринял активные попытки устранения последних сегментов парламентской системы и ликвидации прав национальных меньшинств, проживавших на территории польского государства. В 1930 г. был официально упразднен парламент, а с 1933 г. маршал провел так называемые реформы по «полонизации» Восточных кресов (оккупированных Западной Украины, Западной Белоруссии и Южной Литвы), отменил действия договоров по защите прав нацменьшинств, подавил деятельность украинских националистов и арестовал руководителей их организаций. После смерти Пилсудского в стране отмечался существенный рост столкновений между активистами польских ультраправых организаций (переходивших на все более откровенно фашистские позиции) и евреями. Радикализация официальной позиции по отношению к меньшинствам и связанные с ними международные обязательства также отразились и на внешней политике. Возглавивший в 1932 г. министерство иностранных дел Ю. Бек предпринял попытку пересмотреть традиционные для послевоенной Польши отношения с Францией и сблизиться с Германией. Этот курс завершился подписанием режимом «санации» пакта о ненападении 1934 г. с национал-социалистическим режимом. Новый альянс, по-видимому, освободил польских правителей от необходимости действовать в соответствии с отвечающими высоким требованиям международными принципами, которые диктовали более умеренный подход к проблемам меньшинств.

В годы, предшествующие Второй мировой войне, наблюдалось усиление дискриминационных мер в польской экономике: проводилась «полонизация» промышленности и торговли. В обществе возрастали призывы к радикальному “решению” еврейского вопроса путем массовой эмиграции. На практике традиционный в широких слоях польского общества религиозный антисемитизм вкупе с его симптомами в социально-экономической сфере способствовали принятию ряда неформальных мер по запугиванию евреев-предпринимателей, начались бойкоты еврейского бизнеса. Все это привело к росту насилия, в частности, к серии локальных погромов 1935–1936 гг. и еще более жестоким антиеврейским проявлениям в 1937 г. (В частности, был разработан Мадагаскарский план глобального переселения евреев на этот остров после предполагавшейся передачи этой французской колонии Польше, в вузах действовали своего рода гетто, когда студенты-евреи изолировались в специально отведенных для них частях аудиторий, на последних рядах, и пр.). Антиеврейские меры часто напрямую заимствовались у нацистской Германии. Так, в конце 1938 – начале 1939 гг. члены польского Сейма при активной поддержке Лагеря национального единения и праворадикальных групп подготовили документы о введении в Польше законодательства о гражданстве, написанного в стиле нацистских Нюрнбергских законов. Две другие основные политические партии Польши и Крестьянская партия также оказали некоторую поддержку этому проекту. Несмотря на то, что ничего из этой инициативы не вышло, и вся дискуссия была прекращена с началом войны и немецкой оккупацией «фашизация» польской политической жизни во второй половине 30-х годов сопровождалась усилением стремления к уничтожению всех евреев как чужеродного элемента, и копированием взглядов и политики национал-социализма[3].

Все эти факторы также необходимо учитывать, делая заявления относительно причин и предпосылок Второй мировой войны.

Конечно же, автор ничего не пишет о том, что Советский Союз стал устанавливать контакты с Германией последним в Европе. Ничего не говориться о том, что советское правительство выступало сторонником создания коллективной безопасности в Европе. Ведь ни по вине СССР были сорваны франко-англо-советские переговоры (Франция и Англии отправили на них второстепенных делегатов, которые даже не имели право подписи). Необходимо учитывать, что и Польша внесла свою долю, если не основную, в срыв этих переговоров, категорически отвергнув возможность пропуска советских войск через ее территорию в случае необходимости поддержки Франции[4].

Все это широко известные факты. Однако следует учитывать и тот факт, что начало Второй мировой войны было связано главным образом с внутренними причинами в самой Германии. Так, на совещании с высшим политическим и военным руководством Германии 5 ноября 1937 г. Гитлер, признавая, что подъем экономики Германии был обусловлен исключительно военной конъюнктурой, с тревогой говорил о том, что страна стоит перед «возможностью катастрофы». Непосредственно перед нападением на Польшу в августе 1939 г. А. Гитлер заявил, что экономическая ситуация в Германии «такова, что мы не сможем продержаться больше нескольких лет… У нас нет другого выбора. Мы должны действовать». До сих пор, все территориальные приобретения Германии были осуществлены при помощи «политического блефа», но теперь нам необходимо использовать «военную машину»[5]. Таким образом, Германия начала бы Вторую мировую войну и без договора о ненападении с СССР. К тому же войска Красной Армии вошли на территорию Западной Украины и Белоруссии после того, как стало очевидным падение режима в Варшаве.

Можно было бы привести еще большое количество аргументов, подтверждающих несостоятельность утверждений авторов статьи.

Однако, нельзя не отметить, что подобные мысли высказывают и российские политические деятели. Совсем недавно в «Новой газете» 15 октября 2020 г. была опубликована статья члена партии «Яблоко», депутата петербургского парламента Б. Вишевского «Спасти рядового Сталина. Под видом запрета на «реабилитацию нацизма» власти пытаются заткнуть рты критикам СССР», в которых высказываются подобного рода суждения. События лета 1939 г. в ней полностью вырваны из сложного международного контекста и совершенно не учитывают всю неоднозначность тогдашней общемировой ситуации. Все приведенные выше замечания могут быть в полной мере отнесены и к этой статье.

Б. Орлов

[1] Макарчук В.С. Государственно-правовой статус западно-украинских земель в период Великой Отечественной войны. Историко-правовое исследование. М., 2010. С. 87–88, 441–442.

[2] Носкова А.Ф. Польша в мировых войнах ХХ века: изменение территории и трансформация национального облика // Феномен мировых войн в истории ХХ века. Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции. Воронеж, 2017; Она же. «Польские» Украинцы: борьба за идею, судьба народа и территории в годы второй мировой войны (по некоторым новым публикациям) // Россия и Польша. История общая и разобщенная. М., 2015.

[3] Этот факт признается даже рядом зарубежных авторов, например, А. Каллис – английский историк греческого происхождения. Подробно о ее взглядах пишет российский историк Е.Б. Лопатина.

[4] Подробнее см. Партитура Второй мировой: кто и когда начал войну? М., 2009.

[5] Подробнее об этом см.: Богдашкин А.А. Дискуссии историков об экономических причинах Второй мировой войны // Актуальные проблемы истории Второй мировой и Великой Отечественной войн. Воронеж, 2015.


Tags: Б.Орлов, ВОВ, Война, История, Кописпаст, НАТО
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment