mig294 (mig294) wrote,
mig294
mig294

Categories:

Сценарии использования биолабораторий США против нашей страны



О том, что вокруг нашей страны, на постсоветском пространстве, существуют биолаборатории США, я уже писал. Про это также говорили и по телевизору, и по радио, и в Интернете. Но! Есть один очень умный текст, написанные умным автором о том, как именно эти биолаборатории могут использовать. И о том, какие именно риски они несут.


Проблема биолабораторий США на постсоветском пространстве и возможность задействования их потенциала против Российской Федерации

«Соединенные Штаты осуществляют военно-биологическую деятельность
по всему миру, в том числе вокруг наших границ»
Сергей Лавров на встрече министров иностранных дел ОДКБ (26 мая 2020 года).

Пандемия коронавируса сделала актуальным вопрос о его происхождении. Мнения научного экспертного и научного сообщества разделились. Часть ученых настаивает на его естественном происхождении, а часть на – искусственном. Конечно, среди тех, кто настаивает на тезисе об искусственном происхождении вируса, очень много конспирологов, шарлатанов и просто неадекватных личностей.
Однако даже если разговоры об искусственном происхождении являются результатом вымысла, то этот вымысел возник не на пустом месте. В частности, известно, что сам коронавирус возник в китайском Ухане, где находится военная биолаборатория.
«Масла в огонь» подлили и различные «утечки» о весьма неоднозначных эпизодах типа «Событие 201» (англ. Event 201). Напомним, что в декабре 2019 года журнал Forbes сообщил, что в октябре 2019 года в Университете Джона Хопкинса имели место экспертные исследования, моделирующие пандемию некоего легочного вируса, которая провоцирует массу смертей, а также тяжелые экономические последствия по всему миру.
Отметим, что реально эпидемия коронавируса в Ухане началась в декабре. То есть моделирование мировой пандемии в Университете Джона Хопкинса началось еще за два месяца до того, как в Китае проявились первые признаки грядущей мировой пандемии. Вне зависимости от того, какими были мотивами руководствовались эксперты Университета Джона Хопкинса, эта ситуация породила множество разговор об искусственности нового вируса.
Коронавирус поднял проблему уязвимости человечества к различным инфекциям, в том числе – искусственного происхождения. А значит, это сразу же поставило вопрос об имеющихся в мире разработках биологического и бактериологического оружия. Причем речь идет не только о возможности умышленного применения такого оружия, но и техногенных аварий и случайных утечек из мест разработки такого оружия.
США является одной из страны, которые в наибольшей степени вовлеченных в биологические исследования с военной подоплекой. При этом важно отметить, что американская сторона реализует опасные военные программы рядом с российскими границами. В конце апреля 2020 года в Вашингтоне впервые официально признали, что постсоветские республики принимают участие в программах Министерства обороны Соединённых Штатов по биологической безопасности. Это участие выражается в том, что на территории бывших советских республик находятся биолаборатории американского военного ведомства.
Несмотря на то, что Вашингтон официально декларирует благие цели – мирные исследования и разработку вакцин, общественность и журналисты этих стран забеспокоилась, хотя на протяжении многих лет существование этих лабораторий секретом не было. Однако на фоне пандемии коронавируса опасность подобных «исследований» перестала быть чем-то из разряда научной фантастики.
В начале-середине 1990-х годов США разработали и начали внедрять в жизнь так называемую «программа Нанна-Лугара» (названа так в честь двух сенаторов: республиканца Сэма Нанна и демократа Ричарда Лугара) «Совместное уменьшение угрозы» (английская аббревиатура – CTR). Согласно официальным целям авторов программы, США должны были оказать помощь в уменьшении угроз (фактически – утилизации) оружия массового поражения. Наиболее известен в этой связи ракетно-ядерный компонент. Однако это же касалось и других компонентов, в том числе – химического, биологического и бактериологического.
Программа Нанна-Лугара, если верить официальным документами, предполагала четыре способа работы по уменьшению угрозы оружия массового поражения:

  • утилизация;

  • сбор информации о наличие и количестве;

  • повышение прозрачности тех частей вооруженных сил постсоветских стран, которые имеют в своем арсенале соответствующие виды вооружений;

  • сотрудничество с целью защиты от попадания имеющихся видов оружия массового поражения в третьи руки.

Фактически такая программа предполагала установление мягкого американского контроля над соответствующими арсеналами.
Что касается биологических и бактериологических арсеналов оружия, то программа Нанна-Лугара охватила Украину, Грузию, Таджикистан, Армению, Азербайджан, Молдавию и Казахстан.
Если рассматривать ситуацию в страновом аспекте, то можно выделить следующее:
В Грузии в 2011 году был открыт Центр общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара (находится в 17 километрах от Тбилиси). При этом в числе преследуемых целей значится исследования опасных биоагентов (в том числе – сибирская язва и туляремия) и вирусов (включая такие опасные как конго-крымская лихорадка). Организационно данные исследования проходят под эгидой Соединения медицинских исследований Пентагона, в котором работают как грузинские, так и американские специалисты. Причем американские специалисты имеют дипломатический иммунитет, а на территории самого центра есть зоны, недоступные для граждан Грузии.
В сентябре 2018-го бывший министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе заявил, что в лаборатории могли проводить опыты над людьми, и представил документы, из которых следовало, что десятки человек, проходивших лечение в центре Лугара, умерли. Причем там работали биологи трех частных американских фирм — CH2M Hill, Battelle и Metabiota, выполняющих заказы Пентагона.
Гиоргадзе обратил внимание на высокий уровень бактериологической защиты лаборатории. Более того, центр располагает «оборудованием для распыления вредных веществ и боеприпасами с биологически активным материалом». «Зачем учреждению, цель которого — защита населения, такие вещи?» — задался вопросом экс-министр. Важно отметить, что после открытия лаборатории в соседних с Грузией Абхазии и Краснодарском крае РФ стали фиксировать нетипичных насекомых. А также отмечены вспышки конго-крымской лихорадки, причины появления которой остались неизвестными.
Территория Армении вмещается в себя 12 биолабораторий. Москва и Ереван ныне обсуждают возможное подписание договора о сотрудничестве в сфере биологических исследований, что откроет доступ российским экспертам к действующим в Армении лабораториям США, что было бы хорошим примером и для других стран, которые подобные переговоры открывать пока не спешат. Премьер-министр Никол Пашинян говорит о прямом и откровенном, без «тёмных углов», обсуждении актуальных вопросов двусторонних отношений с президентом России Владимиром Путиным. В любом случае, очевидно, что вопрос о деятельности американских военно-биологических объектов остаётся одной из немаловажных составляющих российско-армянской внешнеполитической «повестки дня».
На Украине эксперты насчитывают до 25 биолаборатий. Их появление датируется 2005 года, когда после т.н. «оранжевой революции»  и прихода к власти Виктора Ющенко было достигнуто соглашение между Минобороны США и Министерством здравоохранения Украины,  по которому украинская сторона оказалась обязанной передавать Вашингтону информацию об опасных патогенах. Основным проводником биологической программы США на украинском направлении является «Научно-технологический центр в Украине» (НТЦУ). Его сотрудники также обладают дипломатическим иммунитетом. В 2011, 2014 и 2017 году на Украине обнаруживали вспышки холеры и гепатита А неизвестного происхождения.
В Азербайджане в 2013 году появилась американская референс-лаборатория, которая занимается исследованием патогенных микроорганизмов у человека и животных.
В Казахстане в 2016 году открыта Центральная референс-лаборатория. Согласно казахстано-американским соглашениям, своего рода базой для этой лаборатории стал Казахский научный центр карантинных и зоонозных инфекций имени М.Айкимбаева. В результате взаимодействия американцы реализуют программу по организации исследований по приоритетным темам инфекционных заболеваний животных и систем сельскохозяйственного производства. Указанная деятельность осуществляется в рамках продвигаемой США программы «One Health», включающей в себя изучение взаимосвязей между здоровьем животных, человека и окружающей среды.
На территории Узбекистана находится 10 референс-лабораторий, первая из которых появилась в 2007 году. Американские специалисты смогли попасть на ранее секретные химические объекты в Узбекистане, к которым у них до сих пор нет доступа на территории Российской Федерации. В мае 2002 года на острове Возрождения в Аральском море в рамках программы США «Совместное снижение угроз» с участием американских специалистов проводилась операция по уничтожению оставшихся с советских времён спор сибирской язвы. Это первый случай проведения Вашингтоном подобной операции за рубежом. Позже туда из Ташкента была направлена бригада специалистов из различных ведомств с целью эпизоотологической и эпидемиологической разведки. С 2004 года в рамках совместной программы по сотрудничеству в области биологии (ПСОБ) Вашингтон участвует в создании Ташкентом эффективной системы контроля за распространением инфекционных заболеваний. Основным исполнителем выступает Агентство по уменьшению угрозы (DTRA) министерства обороны США. На территории Узбекистана учреждением, участвующим в продвигаемой Вашингтоном программе, является Республиканский центр профилактики чумы, карантинных и особо опасных инфекций министерства здравоохранения. ПСОБ предусматривает реализацию в Узбекистане комплекса мер, направленных на укрепление потенциала республики в области обнаружения, диагностирования, анализа и безопасного хранения штаммов возбудителей особо опасных заболеваний (чума, сибирская язва, туляремия и бруцеллез). Программной задачей является ликвидация унаследованных со времён СССР оборудования и инфраструктуры, использовавшихся при разработке биологического оружия.
Сеть бактериологических лабораторий создана и в Таджикистане. Основные базы – Душанбе, Согдийская и Хатлонская области.
Если суммировать вышесказанное, то получается, что все эти лаборатории:
1. Находятся по границам России.
2. Часть стран, в которых они находятся, являются странами, состоящими с РФ в крайне напряженных (если не прямо конфликтных) отношениях – Украина и Грузия.
3. Некоторые страны – Узбекистан, Таджикистан, Казахстан – либо являются поставщиками в нашу страну трудовых мигрантов, либо странами-транзитерами для них (Казахстан).
4. Одна из стран – Армения – является стратегическим союзником РФ и местом размещения крупного российского военного контингента.
5. Присутствие в списке этих стран Казахстана интересно также и в китайском контексте. Ведь эту территорию можно использовать для провоцирования ухудшения эпидемиологической обстановки в Китае.
Таким образом, с их территории можно как наносить удары по территории России (в первую очередь, провоцировать ухудшение эпидемиологической обстановки), так и провоцировать с помощью «эпидемиологического аргумента» ухудшения отношений между РФ и соответствующими странами.
В принципе, можно выделить несколько потенциально негативных сценариев, связанных с биолабораториями на постсоветском пространстве подрывающих национальную безопасность не только нашей страны, но и наших партнёров по ОДКБ:
Сценарий №1. Эпидеомиологическая атака. То есть вброс с территории одного из соседних государств опасного вируса на территорию России.
Сценарий № 2. Организация масштабной эпидемии на территории одного из соседних государств с последующим обвинением в этом России.
Сценарий № 3. Возможная техногенная катастрофа в местах разработки биологического оружия.
Все вышесказанное предполагает и проведение военных биологических исследований без оглядки на американское общественное мнение и фактически несуществующее международное право. Речь может идти об искусственном выведении болезнетворных микроорганизмов, нацеленных на поражение конкретного генотипа, животного мира или населения определённой территории (например, по этническому признаку).
Подводя краткие итоги, у нас есть все основания полагать, что военно-биологическая деятельность США у границ стран ОДКБ угрожает национальным интересам России. А если это так, требуется принять коллективные, согласованные и упреждающие меры, запрещающее деятельность военных биологов третьих стран на территории государств-участников ОДКБ. Обмен данными по данной проблематике может заинтересовать и такие государства, как Китай и Иран, уже столкнувшиеся с новым вызовом и оказавшиеся один на один в вопросе противостояния информационным атакам со стороны Соединенных  Штатов и ее союзников.

Автор текста: Руслан Темирбулатов — кандидат экономических наук, эксперт в области международных отношений по странам СНГ. Возглавлял полномочное представительство Татарстана в Казахстане. Курировал абхазское направление в Управлении президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами-участниками СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия.
Tags: Биолаборатории, Риски, Россия, США, Угрозы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments