mig294 (mig294) wrote,
mig294
mig294

Сан-Франциско нам поможет?

Оригинал взят у ze_vs_0 в Сан-Франциско нам поможет?

В этом году как никогда тихо и незаметно прошел 15-й конкурс малых грантов «Лач» «Реализация усилий коренных народов по охране лосося на Камчатке». Лето подходит к концу, а имена самых перспективных по версии «Лач» защитников природы Камчатки до них пор неизвестны. Что еще скрывают камчатские «зеленые»?

Информационно-экологический центр «Лач» появился на Камчатке в 2001 году. Создавался он в рамках совместного проекта Датского агентства по охране окружающей среды (DEPA) и Ассоциации коренных и малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (RAIPON). Сегодня организация существует на средства «Тихоокеанского центра защиты окружающей среды и природных ресурсов» (PERK), который в свою очередь получает деньги от Фонда Гордона и Бетти Мур.

Офис «ПЕРК» располагается в Сан-Франциско на территории бывшей военно-морской базы. Спектр интересов организации достаточно широк. Вопреки названию, территорией Пацифики он не ограничивается. В России «Тихоокеанский центр защиты окружающей среды и природных ресурсов» защищает природу от берегов Тихого океана до Уральских гор. На Камчатке центр реализует проект «Усиление деятельности общин коренных народов по охране лосося на Камчатке».

В США так часто бывает. Например, ПЕРК утверждает, что влип за убеждения, а не за американские деньги. А вот Элвис... Элвис тоже влип за убеждения? Спросим у эксперта




Каждый год «ПЕРК» финансирует на полуострове конкурс малых грантов «Реализация усилий коренных народов по охране лосося на Камчатке», который проводит «Лач». Как удалось узнать из собственных источников, в 2015 году сумма, которую выделяет «Тихоокеанский центр защиты окружающей среды и природных ресурсов», на эти цели, составляет почти 2,5 миллиона рублей.
Защита лососевых, безусловно, в нашем регионе необходима. Но жители полуострова имеют законное право знать, какими методами за неё будут бороться экологи, получившие деньги от зарубежных структур. Однако почему-то в течение последних лет победители конкурса малых грантов «Лач» тщательно скрываются.

Окутана тайной и вся деятельность центра «Лач». Сайт информационно-экологического центра на протяжении долгого времени то не работает, то напоминает чистый лист, где не значится ничего, кроме названия организации. Куда уходят деньги, которые спонсоры выделяют на создание Интернет-страницы, остается загадкой.

Да даже в США нередко так получается, что деньги и вещи и всё остальное, вроде бы... А потом...




С журналистами сотрудники центра общаются крайне неохотно. Председателю комиссии по борьбе с коррупцией и одновременно редактору газеты «Час пик» Сергею Мылову пришлось в судебном порядке добиваться ответа на вопросы, откуда поступают и куда тратятся средства ЭЭ ИЦ «Лач». Узнать подробности об этом можно в №1 газеты «Общество и власть. Час Пик» за февраль 2014 года.

Аналогичная ситуация складывается и с конкурсом малых грантов «Реализация усилий коренных народов по охране лосося на Камчатке». Хотя в объявлении о конкурсе «Лач» пообещал, что приоритетом будут пользоваться те проекты, которые предполагают широкое освещение результатов в средствах массовой информации. Подведение итогов, как удалось узнать из информированных источников, состоялось 20 мая. Но в прессу сведения о защитниках камчатского лосося пока не просочились.
Говорят, что побеждают на конкурсах «Лач» зачастую одни и те же люди. Хотя, наверняка, среди аборигенов полуострова есть немало других достойных и талантливых представителей, которые хотят внести свою лепту в сохранение уникальной природы Камчатки.

Наверное, руководство «Лач» опасается, что его обвинят в пристрастности, и поэтому не афиширует личности получателей грантов. Не исключено, что существуют и другие более веские причины скрытности сотрудников центра.

К примеру, второй год подряд одним из победителей конкурса становится председатель родовой общины «Мэм» из Усть-Хайрюзово Юлия Броневич. На фотографиях, выложенных в Интернете под именем уроженки Усть-Хайрюзово Юлии Броневич, изображена симпатичная молодая женщина – с голубыми глазами и светлыми волосами. Непохожесть дамы на представителя азиатов, к которым относятся коренные малочисленные народы Камчатки, трудно списать на воздействие Фотошопа. А, как известно, конкурс малых грантов «Лач» предполагает участие аборигенов полуострова.


Впрочем, оставим принадлежность Юлии Броневич к коренным малочисленным народам Севера и вернемся к её проекту. Разработка председателя родовой общины «Мэм» в сфере защиты камчатской фауны называется «Сохранение биоразнообразия камчатских популяций лососевых рыб путем экологического мониторинга».

Стремление любого жителя полуострова сберегать природные богатства Камчатки, вне зависимости от национальности, похвально. Но насколько искренне в этом убеждены члены родовой общины «Мэм»? В 2014 году община прославилась тем, что запросила в СВТУ ФАР гигантские объемы для промысла – 1075 тонн рыбы. Можно ли одновременно беспокоиться о сохранении рыбных запасов Камчатки и промышлять их в таких масштабах?

Видимо, в «Лач» считают, что одно другому не мешает. Очевидно, поэтому среди получателей грантов оказались и представители родовой общины «Новограбленновых». Эта организация также попала в список общин, запросивших в СВТУ ФАР завышенные объемы для промысла в 2014 году. Её аппетиты выразились в 3127 тоннах рыбы, необходимых для поддержания традиционного образа жизни.

Проект представителя родовой общины «Новограбленновых» также направлен на мониторинг камчатских рек. Инициативная группа аборигенов намеревается исследовать водоемы после «повторной рекультивации газопровода в г. Елизово для снижения нагрузки на лососевые водотоки».

Замечу, что проекты по мониторингу камчатских рек являются одними из приоритетных направлений работы победителей конкурса малых грантов «Лач». На эти цели выделяется гораздо больше средств, нежели на различные просветительские проекты и борьбу с реальной угрозой камчатскому лососю – браконьерством. Так, на проект представителей родовой общины «Мэм» «Лач» выделил 150 тысяч рублей.

Аборигены будут брать в реках Камчатки пробы воды и рыбы. В прошлом году представители родовой общины «Мэм» уже проводили отбор образцов воды и бентоса в реках Белоголовая и Хайрюзово. Почему-то грантодателям показалось, что именно эти водоемы нуждаются в особом внимании. Хотя Тигильский район, где они протекают, является одной из наименее обжитых территорий Камчатки, и хозяйственная деятельность там минимальна. Казалось бы, скудный промышленный потенциал района не может оказать существенное воздействие на экосистемы рек Белоголовая и Хайрюзово.

Но есть одно обстоятельство, которое манит экологов в тундры северо-западной части полуострова. На шельфе Охотского моря у побережья Тигильского района ведутся геологоразведочные работы по поиску углеводородов.




Вспомним, начало 2000-х, когда информационный центр «Лач» при поддержке ПЕРК активно пытался воспрепятствовать нефтеразведке на Западно-Камчатском шельфе. Его бессменный лидер Нина Запороцкая в 2008 году в компании куратора российских программ «Тихоокеанского центра охраны окружающей среды» Сибил Дайвер совершила вояж в Республику Корея.
Делегация пыталась убедить правительство страны утренней свежести отказаться от участия в разработке Западно-Камчатского шельфа Охотского моря. Но успеха они не имели. Вполне вероятно, что местные экологи под воздействием зарубежных кукловодов-спонсоров «PERK» могут попытаться взять реванш.

Тем более, что сегодня брат и соратник Нины Запороцкой Олег занимает достаточно влиятельную должность заместителя уполномоченного по правам человека в Камчатском крае.




К слову, опыт в противостоянии с нефтяниками у него имеется. 21 января 2005 года Олег Запороцкий принял участие в акции «Зеленая волна» активистов коренных малочисленных народов Сахалина, протестовавших против добычи углеводородов на шельфе Охотского моря. Пикетчики перекрывали подъездные пути к береговым объектам нефтедобывающих компаний. Активную роль в событиях на Сахалине играл спонсор «Лач» - «ПЕРК».

Этой зимой организаторы пикета, праздновавшие юбилей акции протеста и заявившие о необходимости вновь переходить к решительным действиям, на сайте Центра содействия КМНС выразили О. Запороцкому особую благодарность за участие.
Кстати, помимо нефти в Тигильском районе разведаны запасы золота, ртути, угля… Они также могут обуславливать интерес к району со стороны природозащитных организаций вроде «ПЕРК».

Пробы, которые берут аборигены в камчатских реках, улетают в офис «Тихоокеанского центра защиты окружающей среды и природных ресурсов» в Сан-Франциско. Как их там интерпретируют, наверное, неизвестно, даже сотрудникам центра «Лач».
Как показывает практика, не заинтересованы наши заокеанские друзья в том, чтобы Камчатка повторила опыт Сахалина, превратившись за короткий срок из дотационного региона в донорский. В любой попытке администрации региона развивать горнодобывающую отрасль на полуострове иностранные экологи пытаются усмотреть угрозу чуть ли не всему живому на Камчатке. Хотя в мире давно существуют технологии, которые сводят к минимум ущерб природе от разработки полезных ископаемых. Применяются они и на Камчатке.

Поскольку сегодня общественность не знает результатов проб, никто не гарантирует, что в нужный момент природозащитники не протрубят о тотальном загрязнении камчатских рек, вызванных хозяйственной деятельностью. После этого ничто не мешает им заявить о неспособности властей Камчатки сберечь уникальную природу полуострова, потребовать объявить необходимый участок полуострова особо охраняемой территорией и прекратить бурение шельфа или любую другую хозяйственную деятельность.
К тому же, у спонсора «Лач» - «Тихоокеанского центра защиты окружающей среды» есть рычаги воздействия на международные финансовые организации, к примеру, на Всемирный банк. Как заявляли представители центра в 2001 году: «ПЕРК» находится среди первых членов международной коалиции НПО, успешно влияющих на политику МФО (международных финансовых организаций- прим. автора). Это значит, что «ПЕРК» может убедить финансовые организации не выделять средства на проекты, реализуемые в России под предлогом их вредного влияния на окружающую среду.

Директор «ПЕРК» Дэвид Гордон на Российско-американском семинаре банкиров хвастался тем, что под давлением природозащитников «заемное финансирование проекта «Сахалин-2» было приостановлено до получения разъяснения об экологических последствиях». Фактически в начале 2000-х годов Европейский банк реконструкции и развития полностью отказался инвестировать средства в проект по добыче нефти и газа на сахалинском шельфе. Речь шла о 300-400 миллионах долларов США.
Как видим, схема давления на финансовые организации уже отработана и вполне может быть реализована на Камчатке.
Не нужно далеко ходить и за другими примерами, как работают иностранные экологи. В июле «Гринпис» громко заявило: «Власти Камчатки – против всемирного наследия». По версии эпатажных «зеленых», Правительство Камчатского края якобы ставит под угрозу объекты всемирного наследия «ЮНЕСКО» - «Вулканы Камчатки», расположенные на территории Быстринского природного парка.

Не секрет, что в Быстринском районе Камчатки вступила в активную фазу разработка золотых месторождений, которая способна обеспечить реальную статью дохода в дотационном местном бюджете. Строительство горнообогатительных комбинатов дает Камчатке не только весомые налоговые поступления, но и новые рабочие места. К месторождениям золота строятся десятки километров новых дорог. Но экологам из «Гринпис» и прочих экологических организаций безразличны как проблемы экономики Камчатки, так и благосостояние её жителей.

Поэтому они будут продолжать препятствовать попыткам краевых властей развивать горнорудную отрасль на полуострове, как делали это раньше. И коренное население, стимулируемое красивыми обещаниями и скромными финансовыми подношениями, будет им помогать, искренне полагая, что спасают природу Камчатки.

Кстати, в рамках конкурса малых грантов «Лач» в предыдущие годы аборигены активно собирали пробы воды и рыбы в реках Быстринского, Пенжинского и Карагинского районов. Неудивительно, что наибольший интерес «экологов» вызывали водоемы возле Шанучского и Агинского горнообогатительных комбинатов, месторождения «Рыжик» в Карагинском районе и трассы газопровода.
Что показали исследования, проведенные аборигенами, нигде не афишировалось. Как распорядится их результатами ПЕРК, покажет время. Пока же хотелось бы, чтобы экологи, работающие на деньги зарубежных компаний, объяснили жителям Камчатки, зачем в Сан-Франциско результаты анализа воды из камчатских рек.


PS
Огромное спасибо Сергею Мылову за предоставленные данные!

Tags: ПЕРК, Права человека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments