mig294 (mig294) wrote,
mig294
mig294

ССЫЛКА Про Гринпис

ССЫЛКА Про Гринпис

note

Я уважаю мирные протесты. Я уважаю людей, которые хотят донести свою точку зрения, не очень даже требую от них взвешенности и всесторонности, уважаю вдвойне, если для того, чтобы сделать свой голос более слышным, они накликают на себя тяготы и трудности. Но я уважаю их лишь до того момента, пока их протест остается мирным, ненасильственным, не ущемляет права и интересы других людей, не приносит и неудобства и издержки. Как только этот протест начинает приносить ущерб, тем более, когда нанесение этого ущерба является декларированной целью акции, протест перестает быть мирным и ненасильственным. Когда группа людей заявляет, что стоит на защите интересов человечества, и присваивает право говорить от имени миллионов, я становлюсь весьма нетерпим к страстной демагогии и одностороннему освещению ситуации. Гринпис пытается давить на чувства, посылая активистов приковываться к платформам, ложиться перед бульдозерами и прочими методами подвергать свою жизнь опасности. Посыл здесь в том, что, мол, если люди готовы идти на страдания ради какого-то принципа, то принцип этот святой и правый. Но ведь точно такой логикой движимы террористы-смертники.


Прочитайте, пожалуйста, вот это http://www.greenpeace.org/international/en/press/releases/Greenpeace-activists-scale-Gazprom-drilling-platform-two-arrested-in-Arctic-oil-protest/

    Заметьте слова, которые здесь используются - "оккупируем" "В прошлом году мы не дали им работать на протяжении 5 дней, а сейчас остановим навсегда". Воля ваша, но это не мирный протест. ( Collapse )
    Это расчетливое, сознательное покушение на законные права и интересы других людей, совершаемое с применением силы. Ну так, для примера - представьте, что в загородном поселке живет семья, ну, скажем, атеистов, на законных совершенно основаниях. Живут мирно, безобразий не хулиганят, наркотиками не торгуют, с соседями дружат. Участок у них не огорожен и они собираются устроить на своей лужайке прием для друзей, заказывает ресторанное обслуживание с предоплатой, но в ночь перед этим на участок приходит толпа православных хоругвеносцев, ставит палатки, растягивает баннеры "Кощунников вон!" и заявляет, что пока атеисты не уберутся из цитадели православия, они никуда уходить не собираются.Это у них мирный протест такой, призванный открыть глаза широкой публике на проблему атеистического засилья и опасностей от него. Понятно, что жители дома не могут пользоваться своей лужайкой, деньги, заплаченные трактирщикам за канапе и крюшон пропали. и именно это, в том числе, было прямой и предусматриваемой целью "протестующих".

    Что, по-вашему, следовало бы сделать с таким протестом? Есть ли разница между таким протестом и протестом Гринписа?

    Мне крайне нравится аргумент о том, что Арктик Санрайз в запретную зону не заходил, а потому, не при делах. Ну да, судно-матка, может, и не заходило. Но шлюпки, привезенные этим судном, люди с этого судна - они-то заходили? С этим, кажется, вопросов нет? Отделять одно от другого - все равно, что протестовать против конфискации пистолета, из которого были выпущены пули - в самом деле, пистолет же жертвы не касался.

    И думаю, очень стоит поговорить, о том, что такое Greenpeace. Это довольно крупная корпорация, 2400 сотрудников (не волонтеров, сотрудников на зарплате), годовой бюджет 260 млн. евро. Интересен продукт, которым эта корпорация торгует - более всего он похож на индульгенции позднего средневековья - Гринпис продает своим пожертвователям облегчение совести, уверенность, что они поучаствовали в борьбе со вселенским злом, сделали мир лучше. Ну и подобно средневековым попам, Гринпису жизненно необходимо предъявлять своим клиентам инфернальные картины вселенского зла, с которым он так браво борется на деньги достопочтенных доноров. Ну и собственную борьбу тоже надо изображать, как без этого. Гринпис, кстати, не гнушается брать натурой, хочешь - плати деньгами, хочешь - исполнением роли боевого хомячка. Заметьте, что реальное улучшение дел с окружающей средой для этой бизнес-модели, пожалуй, даже вредно - рынок сузится. И тут интересно вернуться к теме "мирных" протестов - выясняется, что они небескорыстны, что захватываемые объекты используются в качестве рекламных конструкций для увеличения выручки.

    С Гринписом есть еще одна большая проблема. Все свои акции он проводит под лозунгом того, что представляет интересы человечества, масс, в борьбе против жадных олигархов и клептократов, ведомых краткосрочным интересом, захвативших и СМИ, и парламентские механизмы принятия решений, и свои действия весьма сомнительного свойства оправдывают именно тем, что выражает интересы миллионов и что за ними правда. Учение Гринписа всесильно, потому что оно верно. И все бы хорошо, да только мандат Гринписа самозахваченный. Гринпис утверждает, что является частью гражданского общества, требует от корпораций и правительств повышенной прозрачности в принятии решений, оспаривает их право на деятельность (вообще говоря, направленную на расширение экономической активности, доступности ресурсов и повышения качества жизни людей) но совершенно не утруждается предоставить доказательства правоты собственной позиции или того, что она действительно отвечает интересам общества или хотя бы значимого меньшинства, что те ограничения, на которые Гринпис толкает ради сохранения ее величества экологии, действительно приведут к желаемым результатам с наименьшими издержками, что рассмотрены все варианты и предлагаемый - действительно лучший. Зачем, в самом деле, когда можно взять на горло, показать фотографии белых медвежат, отправить пару идеалистов приковаться к чему-нибудь - и взносы снова потекут рекой. Вспомним - бизнес Гринписа - это не охрана природы. Это сбор взносов. А для его сотрудников - поддержание чувства собственной важности и непрерывного отпуска на природе с приключениями. Если вспомнить предыдущую мегакампанию Гринписа по защите морей, против установки Brent Spar, то выяснится, что так ругаемый Гринписом метод ее утилизации был наилучшим, что Гринпис несколько лет спустя нехотя и признал. Только произошло это после того, как у Шелла по науськиванию Гринписа спалили несколько заправок в Германии и был осуществлен продвигаемый Гринписом план утилизации, который был и дороже, и больше вредил природе.

    В принципе, позиция весьма уязвимая, каждый раз балансирующая на грани, если не за гранью закона, создающая шансы огрести. Но Гринпис долгое время использовал тактику скунса, спокойно дефилирующего среди зубастых хищников с гордо поднятым полосатым хвостом - кусай, пожалуйста, но потом не отмоешься. Поскольку для сегодняшних западных масс протест против какой-нибудь корпорации является приятной и комфортной заменой баррикадных боев, так же, как спортивные баталии утоляют ту же жажду, что раньше утолялась маленькими победоносными войнами, то мобилизовать их против выбранного козла отпущения проще простого, вспомните фильм "Чучело" или стэнфордский эксперимент. Козлу отпущения не поздоровится, а подстрекатель остается безнаказанным. Не удивительно, что с такой организацией-скунсом старались не связываться. А реклама хороша.

    В принципе, с эдаким головокружением от успехов Гринпис и шел на Приразломную, благо, в прошлый раз ему сошло с рук. Но только они не рассчитали, что имеют дело не с компанией, которая побоится отрицательной рекламы, а с государством-медведем, которому плевать на скунсовскую тактику, репутация которого и так не самая белоснежная, и который не постеснялся вдарить по полной. Кстати, поэтому сейчас достаточно бессмысленны пикеты и акции против "Газпрома", весь жесткий ответ был организован государством, посчитавшим, что покушаются на его суверенитет, а не компанией.
    by akteon.livejournal.com





Tags: грин пиз
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments