mig294 (mig294) wrote,
mig294
mig294

Categories:

Нетрадиционные мусульмане узурпировали власть в Нижегородской области

Нетрадиционные мусульмане узурпировали власть в Нижегородской области

Clipboard

На днях Умар Идрисов был избран главным имамом соборной мечети Нижнего Новгорода. Председатель Духовного управления мусульман Нижегородской области Гаяз Закиров с этим не согласился. Возникла конфликтная ситуация. В интервью "Интерфакс-Религия" У.Идрисов, который в течение 15 лет возглавлял областное управление мусульман, рассказал о сути происходящих в умме региона процессах.



- Умар-хазрат, многие годы Вы возглавляли Духовное управление мусульман Нижегородской области. Большую часть Вашего служения на этом посту мусульмане региона запомнили как период развития уммы, строительства мечетей, деятельного сотрудничества с представителями всех религиозных общин. Затем Вы передали свой пост Гаязу Закирову, а остальные полномочия распределились между Вашими учениками, полностью изменившими Ваш курс. Это многих удивило. 13 сентября Вас избрали главным имамом соборной мечети Нижнего Новгорода. Вы согласились принять пост, но сторонники Гаяза Закирова назвали собрание нелегитимным. Каковы причины внутриобщинного противостояния?

- Во-первых, хочу сказать, что я очень уважаю Гаяза Закирова. Он справлялся со своими обязанностями, как мог. Он неплохо исполнял те обязанности, которыми я иногда как человек более склонный к молитвенной жизни тяготился. Ему нравилось поддерживать постоянную связь с представителями власти, посещать приемы, стоять на праздниках в общем ряду с высокими чиновниками. Он хорошо представлял татар Нижегородчины на массовых мероприятиях и в меру своих сил защищал наши интересы. Никто не претендует на то, чтобы он перестал заниматься этим.

Во-вторых, хочу отметить, что внутриобщинного противостояния и борьбы за власть в нижегородской общине нет, поскольку каждый верующий мусульманин знает, что руководить общиной мусульман в наше время очень сложно. Мусульманская община в любом регионе страны сегодня терпит колоссальное давление со стороны разных идеологов, называющих себя мусульманами, и напряжение не спадает, оно только усиливается.

В-третьих, мое участие в процессе переизбрания продиктовано просьбами земляков разобраться с ситуацией. Люди обеспокоены курсом, который сегодня проводится руководством ДУМНО, притом не только и не столько самим Гаязом Закировым, а теми людьми, которые ползучим образом узурпировали все его функции, оставив ему только представительские.

Наша ревизионная комиссия документально зафиксировала всевозможные нарушения финансового характера, а отдельные верующие привели документы, касающиеся узурпаторов. Мне предъявлялись личные претензии в том, что я молчаливо поддерживаю этих людей и что эти люди прикрываются моим именем, творя неблаговидные вещи. Мне пришлось начать разбираться с этим, потому что мои земляки доказали мне, что если я не остановлю этот беспредел, то никто уже не остановит.

- Пять лет назад Вы лично благословили Гаяза-хазрата на эту должность. Почему Вы согласились отдать бразды правления в его руки и в руки тех, кого теперь называете "группой узурпаторов"?

- Что касается узурпаторских наклонностей, то их глава "молодежного крыла" ДУМНО Дамир Мухетдинов проявлял постепенно, но двигался к своей цели последовательно. Конечно, я знал Гаяза. Я его знаю много лет - деревенского паренька, неискушенного в городской жизни и не имеющего религиозного образования. Я дал ему огромный аванс тем, что поддержал на этом посту. Я даже испросил для него благословения верховного муфтия Талгата-хазрата Таджуддина. Именно он возложил на голову Гаяза Закирова чалму и дал свое напутствие. Со своей стороны Гаяз Закиров пообещал освоить религиозные науки. Это обещание он не выполнил, хотя за пять лет можно было это сделать. Он увлекся представительством, а остальные дела забросил. Люди же видят все это. Вскоре стали раздаваться голоса, что с муфтием, который читает Священный Коран с ошибками, молиться негоже. Не может такое продолжаться до бесконечности даже при сильном кадровом дефиците. Это все равно, если бы православным пришлось бы мириться с тем, что митрополитом будет человек, который не хочет знать ни единого слова из Евангелия, а хочет только с губернатором чай пить. Абсурдная ситуация, и мы хотим ее исправить. Это наше право, и его у нас никто не может отнять, даже если на нас будут оказывать давление и запугивать.

- А пытаются? И если "да", то как?

- Конечно пытаются. Перед выборными собраниями целая группа поддержки в составе двадцати человек отправилась к губернатору на прием. Нас в нее не включили. Незадолго до этого в прессе распространили заявление о том, что председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин "порешал" вопрос о переизбрании Гаяза Закирова с губернатором.

Ну, "порешал" и ладно. Но на перевыборное собрание прибыл сам первый заместитель Равиля-хазрата Дамир Мухетдинов с группой агрессивно настроенных друзей. На своих же братьев и земляков группа поддержки кидалась, как на амбразуру. Нам тогда удалось избежать скандала только тем, что я принял решение перенести собрание на следующую пятницу. Но у людей возникло столько вопросов, что в прошедшую пятницу за кандидатуру, выдвинутую первым замом Равиля Гайнутдина и членом общественной палаты Мухетдиновым, проголосовало не более пяти человек. Такое поведение - это просто дискредитация власти. Вопросы возникают у людей, и на них нужно давать ответ.

- Какие именно вопросы?

- Какое отношение имеет уважаемый Равиль-хазрат Гайнутдин к нашим внутренним делам? ДУМНО, как известно, не входит в состав Совета муфтиев России. Какое отношение имеют к нам какие-то охранники его первого заместителя Мухетдинова из Москвы? И вообще, что это за дело, в которое должен вмешиваться сам губернатор? Разве это его компетенция? Я понимаю, если власть начнет разбираться в уже существующем конфликте. Неужели наши пожилые люди, много сделавшие для общины, недостойны того, чтобы выразить свою точку зрения? Ведь именно они эту общину сохраняли и поднимали.

Здесь может быть две версии: либо все привлеченные Мухетдиновым силы связаны между собой непрозрачными связями, либо всех этих людей он же и ввел в заблуждение. В первую версию мне верить не хочется. А что касается второй, то я в этом неоднократно убедился на примере тех людей, с которыми Мухетдинов работал.

- Поясните, пожалуйста, что Вы имеете в виду, говоря о Дамире Мухетдинове.

- Я искренне заблуждался относительно этого человека. Я был им опутан - его речами, обещаниями, планами. Он мне представлялся воплощением всего нового и передового. Я каюсь в том, что не увидел истинного лица за этой дымовой завесой. Теперь я начинаю понимать тех людей, которые идут за ваххабитами. Я на себе испытал, что такое технологии обработки сознания. Пока я не отошел от Мухетдинова на достаточное расстояние, я был как под гипнозом.

- Отошли сами?

- Скорее всего мне помогло то, что, получив все, что ему нужно, он сам отошел от меня, использовав все мои возможности и добрые отношения с людьми.

Я каюсь в том, что отвергал все факты, на которые мне указывали и сторонние люди, и близкие. Теперь я бы хотел попросить прощения у всех тех, кто оказался в сложном положении из-за того, что я вовремя не смог разглядеть всех замыслов этого человека. Конечно, я знал в жизни разочарования, знал о существовании зла, но никогда не встречался с его живым воплощением.

Меня уверяли в том, что некоторые эксперты, например, Роман Силантьев, ненавидят татар и ислам, требовали от меня "разоблачать" его как врага ислама. И я это делал! Но то, что я теперь читаю и вижу, доказывает как раз обратное. Роман - действительно эксперт, который лучше меня разбирается в проблемах современного мусульманского сообщества России. Если бы я его встретил, то я сегодня сказал бы ему это лично совершенно искренне. Я искренне восхищаюсь тем, что он смог увидеть то, чего я не видел все эти годы, хотя и возглавлял ДУМНО.

Я еще раз публично хочу покаяться перед Рамзаном Ахмадовичем Кадыровым, которого Дамир Мухетдинов походя оскорбил в одной из радиопередач. Я ездил в Чеченскую республику для того, чтобы извиняться за него и видел, что муфтий Чечни - человек с живым иманом в сердце - сохраняет дипломатичность по этому вопросу только из уважения к моему возрасту и тому факту, что я был соучеником Ахмада-хаджи Кадырова.

Есть еще ряд людей, которые по вине моего неведения и недосмотра попали в трудную ситуацию, и я не смог вовремя встать на их защиту. Я говорил с этими людьми и просил у них прощения. Многие из них по-мусульмански простили меня. Спасибо им за это.

И, наконец, я хочу самым искренним образом покаяться в тех заявлениях, которые я сделал в адрес Нижегородской епархии и всей Русской православной церкви, которые были восприняты как оскорбление. Для меня это трудный урок, который я переживаю до сих пор. У меня никогда не было более понимающих и доброжелательных партнеров, чем иерархи Церкви. В регионах России, где культуры и судьбы татар и русских так тесно переплетены, - особенно это касается Нижегородчины, - подрывать межобщинный мир - преступление. Я каюсь в том, что стал невольным соучастником в нем. Не я писал эти заявления, но я их произносил. Я прошу прощения за это.

Мое большое желание состоит в том, чтобы это печальное пятилетие размолвки между епархией и духовным управлением региона закончилось. На примере Сирии мы видим, что играть разрушительными идеями и сеять семена злобы словами межрелигиозной ненависти - крайне опасно для всех нас. Я готов принести личные извинения за все те поступки и слова, которые причинили неудобство, обиду и боль людям.

В последнее время я вижу, что люди, называющие себя учеными и сотрудничающие с Мухетдиновым, занялись новой темой - они всячески пытаются стравить Азербайджан и Россию. Я много раз был свидетелем необоснованной критики в адрес шиитского руководства этой страны. По своей воле мухетдиновская команда делает это или им кто-то поручает такие задания - мне неизвестно. Но мне ясно одно: это провокация, которая нам не нужна. Не в традициях наших мусульман обижать своих соседей и оскорблять братьев. Поэтому я считаю, что настало время сплотиться против того, чтобы мусульмане нетрадиционной ориентации не узурпировали власть, как это произошло у нас в области. Все должности и финансы находятся в руках Мухетдинова. Я не считаю его более своим учеником, и мне с трудом верится, что человек с такими качествами может искренне веровать в милость и милосердие Всевышнего. Но Аллах лучше знает.

- Каковы будут Ваши первые действия, когда Вы вступите в должность руководителя общиной?

Главная задача для нас - вернуть доверие наших прихожан и объединить наши общины под руководством искренних и богобоязненных людей. Нам необходимо очиститься от всякой скверны, покаяться и встать на путь исправления ошибок. Мы пошли на это сознательно, и с болью в сердце, потому что невозможно без боли вырывать из сердца тех, кого ты воспитывал и на кого рассчитывал многие годы. Но мы знаем, что Всевышний не меняет положения людей, если они сами не стремятся изменить его.

Следующая важнейшая задача - наладить сотрудничество с православными. Эта ситуация, когда Нижегородская область является единственной областью, где такие отношения разорваны официально, никуда не годится. Даже на Северном Кавказе, где идет, по сути дела, война, такого нет. Будем мы развивать отношения и с другими общинами.

Планирую активнее работать с нижегородцами - выходцами с Кавказа и из Центральной Азии. На моих глазах выросло уже новое поколение мигрантов, многие из которых имеют хорошее образование. С ними надо работать плотнее. Затем нас ждут хозяйственные дела, связанные с ремонтом мечети. За время моего отсутствия дома Аллаха стали сиротами. Крыши текут, а бойкая молодежь переставляет заборы на пару метров и тратит на это миллион рублей. Это недопустимо. Но главное, повторю, - очищение нашей собственной общины от нетрадиционных идей и нетрадиционных для наших мусульман форм поведения.

- Кто, по Вашему, может разрешить состоявшийся внутриобщинный спор?

- Когда возникает такая ситуация, то есть много способов решить проблему. Но лучший из них - обратиться к третейскому судье. Для нас таким судьей может выступить власть, то есть губернатор, руководство ПФО, другие чиновники регионального и федерального уровней, эксперты, общественность. Мы готовы встретиться со всеми, чтобы разъяснять нашу позицию. Мы хотим сохранить себя как правоверные мусульмане и выносим эту ситуацию на суд общественности. Что касается результата, то наше дело - молиться о милости Аллаха к своим рабам и не отчаиваться.


Источнег

Tags: Умар-хазрат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments